Из первых уст

Интервью с основателем метода «Комплексной сказкотерапии» Т.Д. Зинкевич-Евстигнеева

Вопрос. Сказкотерапия – лечение сказкой, можно ли сказать что любая сказка лечит?

Ответ. Если так ставить вопрос, то сказкотерапия — это лечение определенного рода информацией, зашифрованной в сказочную форму.  Поэтому не любая сказка лечит. Но каждая хорошая сказка приглашает к размышлению. Но! Важно понимать, сказка будет лечить и помогать размышлять, если мы развиваем в себе «символическое мышление». Объясню что это. Наше обычное мышление можно назвать «реалистическим». Оно скользит по поверхности жизненных событий и дает им эмоциональные и иные оценки, на их основе рождается наша реакция. Сказки нельзя воспринимать с позиции «реалистического мышления». Это выхолостит весь лечебный и развивающий смысл. Сказки нужно воспринимать «символическим мышлением». Как это? Все происходящее в сказке есть некий символ, многозначный шифр. Поэтому читая сказку, полезно задавать себе вопросы: «А что это значит на самом деле? Какой жизненный процесс скрывается за этим эпизодом? Что зашифровано в этом задании, которое дается герою (героине)?»

Если так подходить к сказке, то любая сказка сможет начать свое неповторимое лечение.

Вопрос.     Сказки – это только текст или есть ещё особенности?

Ответ. Конечно же сказки это не только текст. Это, прежде всего, подтекст. Важно учиться читать сказки «по-писанному» и «не по-писанному». «По-писанному» учатся читать сказки малые дети, изучая грамоту. Взрослые же люди учатся у сказкотерапевта читать сказки по не-писанному, между строк, читать тайный шифр сказок и открывать их сокровенный подтекст. А в подтексте сказки — все ответы на жизненно важные вопросы. Все секреты процветания и счастливой жизни.

Вопрос.  Есть ли у «лечащих» сказок специальная структура или можно брать любую сказку, подходящую под ситуацию?

Ответ. Да, у лечебных сказок есть своя особенная структура. Нередко сказкотерапевт пользуется специальными «рабочими фабулами», помогающими ему точно передать символическую информацию сознанию и подсознанию человека.

Вопрос. Что самое важное в таких сказках?

Ответ. Самое важное в лечебных сказках — точность. Точность символического (метафорического) описания трудностей человека, его уроков, ловушек и направления движения. Не будет точности, не будет новой, здоровой жизненной программы.

Вопрос.    Можно ли родителям самим сочинять сказки на свое усмотрение или этому надо учиться?

Ответ. Родителям важно овладеть искусством сочинения сказок. Некоторым этот талант дан изначально, и они легко придумывают истории. Кстати, дети им прекрасно в этом помогают. Сам процесс совместного сочинения историй — лечебен для семьи и детско-родительских взаимоотношений.

Я считаю, что родителям необходимо учиться сочинять сказки. Ибо многие забыли о своей естественной способности к сказкотворчеству. Сказкотерапевт поможет ее восстановить и развить.

Вопрос.  Надо ли фильтровать современные сказки перед прочтением/показом детям, ведь их вроде составляли тоже умные люди?

Ответ. Да, сказки фильтровать необходимо. Но для этого родителям самим нужно понять не только тексты и видеоряды (сюжеты), но и подтексты сказок и фильмов.

Да, сказки составляют и снимают умные люди. Но вот кому эти умные люди служат в своем сердце. Есть те, которые служат не Добру, но злу. И сказки получаются «оболванивающие». Всегда полезно прежде разобраться, чем ты рискуешь накормить своего ребенка и себя в плане информации, а потом уже есть.

Вопрос.  Есть в современных сказках то, что вас настораживает?

Ответ. Есть! Стирание грани между Добром и злом. Это крайне опасно. Разрушается защитный слой ценностного поля. Человек становится слепым котёнком. Не знает, что хорошо, что плохо. Плохие герои становятся хорошими. А хорошие оказываются дурными. В сказках так делать опасно. Сказкам свойственно четкое разделение Добра и зла, и в финале Добро побеждает зло. Благодаря этой конструкции поддерживается защитный слой ценностного поля и человек получает жизненно важные ориентиры.

Вопрос.  В каких случаях используют данный метод?

Ответ. В тех, которые дает жизнь. Практически нет случая, чтобы не использовать сказкотерапию.

Вопрос.   Современные истории/фильмы можно воспринимать как сказки для взрослых? Они тоже влияют на уже взрослых нас?

Ответ. Да, современные истории, тем более экранизированные — это сказки для взрослых разного качества. Они сильно влияют на нас, как текстами (образами, сюжетами), так и подтекстами.

Вопрос.   Отличается ли методика для детей от методики для взрослых?

Ответ. Существенно отличается. В работе с детьми много игры. В работе со взрослыми много рассуждений.

Вопрос.  Как определить, что сказка сработала?

Ответ. Человек как будто «перезагрузился». Он еще не понимает толком, что произошло, но уже чувствует, что выход найден.

Вопрос. Разложите «по косточкам» какую-нибудь известную сказку..

Ответ. Чтобы разложить сказку «по косточкам» требуется немало времени. Ведь сказка как слоеный пирог. Сколько уровней можно пройти, чтобы сказать, что сказка «разложена по косточкам»?  Поэтому анализ сказки обычно делается «под запрос». Именно запрос, вопрос человека открывает доступ к определенному пласту сказочных смыслов. В качестве примера приведу размышления о сказке про Красную Шапочку.

Изначальный запрос был таков: объяснить путаницу с прощением и наказанием в сказке про Красную Шапочку. Девушка должна была бы простить Волка, а не мстить ему, не наказывать его. В том варианте сказки, который мы все знаем, передается идея мщения, но не прощения.

Привожу свой комментарий таких выводов.

«По поводу путаницы с прощением и наказанием в истории про Красную Шапочку. В этой сказке все логично. Зло в образе Волка действует в соответствии со своей логикой и побеждает: ведь он добивается своей цели поглотить и бабушку и девочку. Казалось бы, зло торжествует, обе дамы в его власти. Но нет, приходит некая третья сила и освобождает пленников. Зло не наказывают, а обезвреживают.
В сказках силен надличностный уровень, поэтому несложно увидеть универсальный механизм взаимодействия сил Добра и зла с человеком. Механизм прост сначала зло искушает человека, пользуясь его наивностью и неразвитостью. Искушаемый попадает в рабство ко злу. Силы Добра попускают это искушение, чтобы дать человеку возможность получить прививку от зла и преодолеть наивность. Потом они вмешиваются и обезвреживают зло. Благодаря этому человек на время от влияния зла освобождается и может сделать сознательный выбор с кем ему идти по жизни: с силами зла или силами Добра.
Поэтому никто зло не наказывает, его обезвреживают. Охотники набивают брюхо волка камнями — символ бесплодия — зло более не сможет производить самое себя.

Теперь о прощении. К прощению способна духовно развита личность. Красная Шапочка просто наивная девочка. Задумывается ли она о прощении?! Скорее всего нет, она радуется тому, что жива, вряд ли ее интересует судьба волка. Но это на личностном уровне.
Возьмем уровень надличностный. Кого надо прощать? Волка как живое существо, трагедия которого в том, что внутри него нашло приют зло. Для подлинного прощения нужно научиться разделять в своем сердце личность обидчика и зло, которое мучает его личность. Зло обезвредят силы Добра, а личность, больную злом, простит человек.
Есть такое выражение «Бог простит». Оно как раз связано с действием этого механизма. Когда прощает Бог, обезвреживается действие зла внутри человека, он становится свободным. Когда человек прощает человека, восстанавливается канал Любви между живыми существами. Так гармонизируется вертикаль (Бог-человек) и горизонталь ( живое существо- живое существо).
Если исходить из этих рассуждений, просветленная Красная Шапочка, исцеленная и освобожденная от зла, прощает волка, как живое существо, которое мучило зло. Зло обезврежено охотниками (персонификация сил Добра). Волк, свободный от зла может жить дальше. Другое дело, если зло как раковая опухоль разъело все существо человека или волка, человек уже не может жить без внутреннего зла. Поэтому когда зло обезвреживают, живое существо им сильно пораженное, может погибнуть. Такая трагедия могла постичь и Волка.
Итак, силы Добра, в каких бы образах они не были персонифицированы в сказках, никогда не убивают живых существ. Они обезвреживают зло, живущие внутри живых существ. В результате живое существо либо освобождается от зла, расколдовывается, либо гибнет, вследствие того, что зло так сильно размножилось внутри, что подменило собой внутреннюю сущность живого существа.
Прощая, мы отделяем наше понимание внутренней сущности человека от зла, что мучает его. В результате прощения восстанавливается канал Любви, которым по Божией Воле связаны все живые существа на Земле.

 

На глубинном уровне в этой истории нет мести. Есть идея обезвреживания зла. Зло должно стать бесплодным — живот волка должен быть набит камнями.

Вопрос. Почему у Вас, как у эксперта, выбор пал именно на сказкотерапию? Как это случилось? Были ли какие-то особые моменты, благодаря которым это решение окончательно созрело?

Ответ. У меня не падал выбор на метод сказкотерапии. Метод Комплексной Сказкотерапии создавался постепенно на основании понимания общих жизненных механизмов (называемых в КС — архетипами). И сейчас этот метод развивается, он не остановился, он совершенствуется.

Вопрос.   Любую сказку можно «разложить по полочкам и косточкам» и в негативном плане — все зависит лишь от личностной установки человека на позитив или негатив — согласны ли Вы с этим утверждением?

Ответ. Согласна. От личности интерпретатора зависит анализ сказки. Точнее тот уровень, тот слой сказочного шифра, к которому аналитик имеет доступ в силу собственного эволюционного уровня и специфики жизненной позиции.

Вопрос.     Список сказок, насколько версия «для девочек» отличается от версии «для мальчиков»?

Ответ. Нет сказок, у которых есть «версия для девочек» и «версия для мальчиков». Есть сказки, чьи сюжеты построены преимущественно на женских архетипических сюжетах, а есть сказки, чьи сюжеты построены преимущественно на мужских архетипических сюжетах. Женские сюжеты учат терпению, наблюдению, изобретательности, трудолюбию. Мужские — доблести, честности, верности, целеустремленности, победе. Важно четко идентифицировать сказки по основным архетипическим сюжетам: женским, мужским, сюжетам отношений. И в соответствие с этим сказки и применять. Не стоит постоянно читать мальчикам «женские «сказки, а девочкам — «мужские». Но также нельзя и ограничивать — девочкам — только женские, и никаких мужских, и наоборот! Во всем нужна мера и своя «доза». 70% сказок читать в соответствии с гендером, а 30% сказок читать с сюжетами для противоположного пола. И обязательно читать сказки, где есть сюжеты отношений между мужчиной и женщиной.

 Байкальское профессиональное сообщество сказкотерапевтов "Байкальская сказка"

 Назад

Навигация

Вход в аккаунт